Как всё устроено: Жена богача

The Village познакомился с супругой состоятельного человека и узнал, как живут семьи долларовых миллионеров.

О том, как и где познакомиться с миллионером

Я родилась и выросла в большом сибирском городе, у меня обычная семья. В Москву я приехала 15 лет назад поступать в университет. В первый год не поступила, но осталась — флаеры раздавала, работала продавцом-консультантом. У меня были знакомые девочки, которые посоветовали: устраивайся, как мы, в модельное агентство. У меня было мало работы, так как внешность не типичная: я не такая высокая и крупнее, чем тогда было модно. Но агентство снимало нам квартиру, и иногда получалось заработать на съёмках и показах.

В этой тусовке всё так или иначе связано с состоятельными мужчинами, у нас даже было два состава в агентстве — один для показов, второй для выездов. Помните рекламу «Модус вивенди»? Оно почти полностью было заточено под вкусы пары олигархов. Скауты ездили по стране и искали красивых девочек, селили их в пансионаты, всё оплачивали. Некоторые девочки приезжали с мамами, и эти мамы прекрасно понимали, куда вечером уводят их деток, но были очень довольны: обеим платили хорошие гонорары. Кому-то из этих моделей везло — их брали замуж.

Я не стала заниматься такими вещами, поступила в университет, училась на искусствоведа. Конечно, ходила на вечеринки, в клубы, некоторые мои подруги выходили за состоятельных мужчин. И вот на одном дне рождения я познакомилась со своим первым мужем, он был голубоглазый, застенчивый и молчаливый, мы начали встречаться. Он старше меня на 12 лет, и со вторым мужем такая же разница в возрасте. Второй муж — широко известный в узких кругах человек, я у него пятая жена. О нём до сих пор вспоминают в связи с его деятельностью в девяностых, в прессе когда-то было много разоблачений. Мы сначала дружили семьями, а потом у обоих дела в браке пошли неважно, и мы поняли, что хотим быть вместе.

О жизни за границей

Я жила во Франции три года, уехала туда четыре года назад, мы решили это на семейном совете. Во-первых, обстановка в стране была неспокойная, казалось, что митинги могут привести к революции и ещё чему-нибудь такому же плохому. Во-вторых, я была беременна, а медицина у нас в стране полностью прогнила. Жена состоятельного человека может себе позволить реализовывать основное предназначение женщины — рожать и воспитывать детей. Я могла выбирать, в каком климате растить ребёнка. Когда в Европе становилось холодно и слякотно, я уезжала в Дубай на два месяца, в Таиланд на три месяца, а весной мы возвращались во Францию. Кстати, моя подруга недавно вышла замуж и собирается рожать в новомодном «Лапино», хотя я её отговариваю. Но она не готова на жертвы: она мужика боится оставить, вокруг же много пираний.

За границу обычно вывозят свои семьи опальные бизнесмены, которые опасаются чьей-то мести, не желают платить дань коррумпированным чиновникам или ещё чего-то боятся. И ещё за границей часто оказываются бывшие жёны и любовницы, которых нужно увезти с глаз долой — рожать или просто сидеть. Половина этих женщин там спивается в отсутствии социума, другая половина чем-то занята. Я училась в школе дизайна, у кого-то своё маленькое дело.

О мужчинах

Самые богатые — мужчины, родившиеся в 60-х и начале 70-х. В перестройку, когда появилось много возможностей, они были уже достаточно взрослые, чтобы подмять под себя большой бизнес. Минусы в том, что, когда появляется много денег, особенно у мужчины, чьё детство было голодное и холодное, у него происходит окрыление: «Я король, царь и бог». Начинается алкоголь, разврат, наркотики. Он перестаёт радоваться своей женщине, начинает думать: «Я содержу семью, зарабатываю миллионы, и я буду приезжать в пять утра, имею право». Старая жена про него всё знает, она с ним десять лет жила, когда он не был ни богатым, ни знаменитым. А мужчины же как дети, им надо, чтобы мамочка постоянно хвалила их и гордилась ими, а если мамочка знает всю подноготную, нужно менять мамочку. Жена в итоге либо заводит любовника из водителей, как раньше брали в любовников конюхов, и всё заканчивается сломанным носом или черепом, либо начинает воспитывать в муже чувство вины: «Я на тебя потратила все лучшие годы».

Даже в семьях с обычным достатком всегда есть обида на то, что мужчина мало уделяет внимания жене и детям, а тут эта проблема в кубе. Хотя я знаю семьи, где мужчине ставят условия: приходишь после трёх — даёшь 10 тысяч долларов, после четырёх — двадцать. Обычно такие сделки не длятся долго.

Женская дружба странная в этой среде. То они с утра вместе водку пьют и мужей ненавидят, то уже одна другую находит в своей спальне со своим. У меня настоящих подруг так и не появилось, хотя есть много друзей-мужчин из окружения бывшего и теперешнего мужа. Подруги как-то отваливаются. Сегодня вы вместе на пляже в Дубае, а завтра она не хочет идти с тобой на вечеринку, потому что ей важно себя получше показать и поискать жениха. Женская ревность — страшное дело.

О покинутых жёнах

Нарожать детей побольше — гарантия на золотой парашют. Но его получение зависит от умения правильно настроить клиента: «Ты плохой, ты гуляешь». Обычно разведёнки, у кого двое-трое детей, либо в Майами сидят — подальше от старого мужа и в поисках нового, либо ищут себе здесь кого-то. У неё же остался дом, няни, помощницы по дому, всё это надо содержать. Вот она идёт строить глазки.

Когда я захожу в ресторан, «Марио» или «Манон», я таких сразу вижу — сидят всемером, губы надутые, гоняют чаи, а у самих на лбу табличка: «Хочу замуж. Дорого». Я их называю «сучий саммит». Это обычно несчастные девушки 80-х годов рождения, которые образования толком не получили, в 20 лет поженили на себе своего миллионера, десять лет боролись с его любовницами, а теперь им нечего делать, кроме как искать нового. Причём планка понижается, они уже готовы на толстых армян, каких-нибудь ингушей. На Рублёвке и Новой Риге все уже женаты по второму-третьему разу, и в новом «наборе» надувных кукол, глупых, как дерево, почти нет.

Ни одна из бывших не подаёт на официальные алименты, с них она получила бы 12 тысяч рублей. А так у неё школа для ребёнка оплачена, прислуга оплачена, плюс в месяц выдают 150 тысяч рублей на еду и 100 тысяч на колготки ребёнку. С помощью детей ещё подрабатывают. Вот дочке надо купить одежду, обязательно во «Временах года», в Versace и Dolce & Gabbana. Она набирает на 700 тысяч рублей, бывший оплачивает, а она через день вещи сдаёт и забирает наличные.

О детях

Сейчас есть мода нарожать побольше, пять-семь детей. С одной стороны, от одиночества, с другой — чтобы муж на стороне не завёл ещё ребёнка. Причём не обязательно портить фигуру, особо состоятельные пары пользуются услугами суррогатных мамочек. Все воспитывают детей по-разному, есть очень заброшенные и никому не нужные дети, есть много одарённых ребят — они и скрипкой занимаются, и плаванием, и в тир ходят, и в театре играют. Это в основном разные -берги, у которых это в крови.

Приятная тенденция — папы стали больше заниматься детьми. Ещё такая тенденция — сыновьям нанимают тьюторов, мальчиков-наставников, студентов гуманитарных вузов, как в дворянских семьях раньше делали. Очень плохо, когда мальчика окружают няньки и тётки и подтирают ему сопли до совершеннолетия. Мой сын ездит на метро, на автобусах, я хочу, чтобы он знал, как живут люди, а многие ограждают своих детей от таких впечатлений. Я один раз поехала с несколькими друзьями сына в ресторан, а потом повела их гулять на Красную площадь. Они увидели храм Василия Блаженного и спросили: «А мы где? В Москве? А мы думали, в другой стране».

Сейчас мы присматриваем школу для дочки мужа от предыдущего брака. В Швейцарию не хотим отдавать, там 80 % русских, причём там считают, что русские — это всё бывшее СССР — и казахи, и узбеки, и армяне. Я там попала на выпускной в прошлом году, я такого не видела даже в лихие 90-е. Девочки только на лабутенах, вся парковка в «роллс-ройсах», огромные бутылки «Магнума», носы чуть ли не в кокаине. У таких детей психика искалеченная. Помните, подростки на «ламборгини» устроили гонки в Швейцарии и попали в аварию с местным пенсионером? Первые слова этого мальчика его адвокату были: «Чувак, давай засудим „Ламборгини“, чё-то там тормоза у меня не сработали». В Англии такого нет, там всё аскетично. Единственное, чем можно заниматься, — учиться.

О распорядке дня и безудержном веселье

Все отдыхают в одних и тех же местах — в Москве ходят в рестораны «Марио», «Манон», зимой ездят на лыжах в Санкт-Мориц, на пляжи — в Дубай. Состоятельных чиновников больше, чем бизнесменов, но в связи с обстановкой (ни чиновникам, ни их семьям нельзя выезжать из страны) в Монте-Карло, Кап-Ферра и на юге Франции сильно просел сезон в этом году. Вместе с тусовкой приезжают артисты, почти каждый день можно пойти к кому-то на вечеринку, где будет петь, например, Григорий Лепс. Градус веселья зашкаливает на таких вечеринках. В Москве принято ходить друг к другу на плов, причём жёны не готовят, есть кухарки, плов и шашлык делают мужья. Это считается очень круто.

Сейчас я веду размеренный образ жизни: рано встаю, сама готовлю ребёнку завтрак и везу его в детский сад, у меня есть своё дело, небольшой стартап, которым я занимаюсь с полудня до восьми вечера, ложусь спать в десять. Но раньше я тусовалась с подругами. У меня была одна после разрыва с мужем — забирала меня из университета на золотом «бентли», мы ехали в Большой театр, а потом ужинали в «Марио» и ехали дальше выпивать, танцевать.

Бывшим жёнам сложнее всего: у кого нет занятия, просыпаются в два часа дня, час ходят по дому, потом ещё два часа намываются-накрашиваются, к семи выходят с подругами в ресторан, два часа мусолят про новые платья, новые туфли, новые операции. Никто, конечно, не вешается. Кого-то совсем вниз тянет — спиваются. Недавно мне рассказывали про одного состоятельного татарина, он долго не разводился с первой женой, хотя у него был целый гарем из любовниц — и постоянных, и преходящих. Но тут всё-таки развёлся, я говорю: «Бедненькая, как же она, она же старенькая, после стольких пластических операций». А мне говорят: «Да ты что! Она уже уехала во Флориду и вышла там за местного пожилого миллионера!» Вот это закалка.

Ухаживать за собой очень тяжело, можно сойти с ума — полтора часа массажа два раза в неделю, час маникюра два раза в неделю, эпиляция минимум раз в неделю — тоже час. То есть два-три дня в неделю ты теряешь в салоне. Зато потом выглядишь так, что до тебя дотронься — крем потечёт. Маникюр стоит 6 тысяч рублей, укладка — 10 тысяч. Так часика на три зайдёшь — минус 150 тысяч. Я так не усердствую, просто хожу раз в две недели к косметологу. Бывшие жёны вызывают салон на дом, это подешевле, они собираются по три-четыре человека. Ходить по колдуньям — тоже их любимая тема. Одна воду заряженную пить даёт, вторая соль волшебную, третья порчу учит наводить.

О маникюршах и домработницах

Все сплетни я узнаю не от подруг, а от маникюрш. Есть салон «Альдо Коппола», там маникюр стоит 6 тысяч рублей. Персонал там не меняется годами, всё про всех знает и работает как телеграф. Я со временем научилась использовать это в корыстных целях. Если мне нужно, чтобы кто-то о чём-то узнал, я сливаю информацию туда. С помощью персонала в ресторанах и отелях контролируют мужиков — раздают деньги хостес, охранникам: «Позвоните мне, когда гражданин Н. придёт не один». Понятно, что случается потом: сцена, таскание друг друга за волосы. Ещё есть люди, которые занимаются селективными вещами, — ювелиры, продавцы разных luxury-товаров, всяких сумок «Биркин» и дорогой косметики. С ними тоже интересно водить дружбу. Мой ювелир мотается между Бангкоком, Цюрихом, Майами и Дубаем — всех знает. Вот мы сидим, смотрим украшения, я спрашиваю: «А как там та?» — «Да всё одна, в 10 утра уже шампанское пьёт». — «Ну понятно, а как эта?» — «Эту и второй муж бросил».

С домашней прислугой у всех по-разному. У одной моей подруги муж занимается оборонкой, у неё в доме 40 человек в подчинении, почти рота. Кто-то держит и няню, и повара, и женщину, которая следит за гардеробом, и человека, который занимается собачками. Я ограничиваюсь помощницей по дому и водителем. Когда я пришла в дом, я уволила всю старую прислугу: мне не нужно, чтобы они докладывали бывшим жёнам, какие у меня отношения с мужем. К тому же им деньги выдавались без счёта. Да, я сама никогда не буду ходить платить за газ, я не знаю, как это делается, и не хочу знать. Но не надо мне говорить, что газ стоит 70 тысяч рублей в месяц. Один раз мне водитель принёс счёт за восемь лампочек — 2,8 тысячи рублей. Ну я взяла этого усатого таракана, который 12 лет работал на моего мужа, потащила его на рынок проверять, что там сколько стоит.

Найти хорошего человека очень сложно. У меня нет няни, потому что хороших нянь нет. Хотя они получают достойную зарплату — 70 тысяч рублей плюс бесплатное проживание и еда. Домработница может манипулировать хозяином получше жены, она может сделать так, чтобы он без неё не смог, у него могут меняться жёны, а она остаётся. Она ведёт всё хозяйство, платит за квартиру, знает, какие он носит трусы и носки, что он любит на обед. На неё можно наорать, матом выругаться, оскорбить. Издевательства над прислугой — не редкость, я вижу, как заставляют форму неудобную носить, как ругаются и орут на них, как унижают. Замечаю, что дети копируют поведение родителей. Сидит семилетка в салоне и скандалит: «Так, ногти мне быстро накрасил! Руки свои от меня убрал!»

Бывают и такие истории: одна моя бывшая подруга была любовницей известного бизнесмена. Она хороший и ответственный человек и со временем превратилась в его помощницу. Она следит за квартирами, в которых он встречается с женщинами. Он ей звонит: «Я сегодня туда-то». Она приезжает пораньше, кипятит чай, как он любит, расставляет свечи, добавляет алкоголь. Она покупает подарки от их семьи их друзьям, покупает платья его жене, трусы и носки ему. Если жене срочно нужно какое-нибудь платье, которого нет в ЦУМе, — не проблема послать человека самолётом в Милан, только чтобы привезти нужную вещь.

Самый сок!

Так я им и за бесплатно скажу, что они конченые уроды, которые всё распилили

Агентство «Укравтодор» заключило несколько тендерных договоров на предоставление услуг специалистов, которые смогут научным путем помочь разобраться дорожникам в причинах низкого качества покрытия в стране.

Как гласит «Вестник государственных закупок», 19 июля «Укравтодор» заключил ряд соглашений, по которым агентству будут представлены исследовательские работы на сумму 9,3 млн грн.

Среди наименований стоит выделить услуги, которые предоставит госпредприятие «Дорцентр»: «мониторинг технологий дорожных и мостовых работ» на сумму в 2,26 млн. грн, а также «мониторинг качества выполнения работ по эксплуатационному содержанию дорог общего пользования», стоимостью 1,94 млн. грн. Согласно официальной формулировке, последнее исследование позволит провести анализ причин, по которым дорожные работы не производятся с соблюдением технологий и в установленные сроки.

Стоит отметить, что в прошлом году «Укравтодор» заказал аналогичные исследования на сумму в 24,12 млн грн.

источник


Самый сок!

Как всё устроено: Работа моряка

Какой-то не очень правдоподобный репортаж, имхо. Есть тут знающие люди, можете подтвердить или опровергнуть?

Матрос на торговом судне анонимно рассказал The Village о том, чем филиппинцы на корабле отличаются от русских, о женах в порту и пиратах в море.

О деньгах

Я пошёл на моряка потому, что думал, буду путешествовать по всему миру, учить английский и ещё бабки за это получать. Все эти представления оказались неверными. Начнём с бабок: по столичным меркам, платят там мало, но для морских городов, откуда в основном и идут в моряки, деньги хорошие. По тысяче-полторы долларов в месяц. При этом ты полгода проводишь на корабле и ничего не тратишь. То есть при выходе у тебя в кармане около 6-9 тысяч.

Но за полгода социальные навыки атрофируются. Ты уже разучился нормально тратить деньги. Мой одногруппник пришёл из рейса в понедельник, а в четверг купил себе кабриолет. С европейскими номерами, нерастаможенный, скоро у него отвалилось колесо, надо было ремонтировать, а запчасти найти было очень трудно и дорого. Другой купил мотоцикл. Я сам — пятый iPhone, который сразу же потерял. Деньги улетают очень быстро, и снова надо идти в море.

О семьях

Личную жизнь иметь практически невозможно. Это только говорят, что у моряков в каждом порту по жене. С кем можно познакомиться за 6 часов, пока длится твой отгул? В каждом морском городе есть seamen’s клубы, в которых моряки могут бесплатно пользоваться интернетом, играть в бильярд, брать книжки почитать. Там и девушки есть. Но надо платить. Как вы понимаете, это трудно назвать нормальными отношениями. Есть ещё Manila бары, их по всему миру держат филиппинцы, они и вовсе нацелены на развлечение, там за 20 долларов можно купить себе «любовь». Чаще всего не моряков можно обвинить в неверности, а их жён. Помню, на нашем корабле как-то был большой праздник у филиппинской части экипажа. Громко гуляли — праздновали рождение ребёнка у одного матроса. На следующий день он ходил по палубе очень грустный: радость прошла, и он подсчитал, что не виделся с женой уже 10 месяцев.

О филиппинцах

Большая часть моряков — филиппинцы, около 80 %, потом украинцы, русские и индусы. Меньше всего — африканцев и поляков. В общем, всё это страны третьего мира, у которых нет других альтернатив. Все иностранные компании нанимают экипаж именно тут, потому что ни один европеец, американец или австралиец не согласится работать за такие деньги и в таких условиях.

Филиппинцы имеют свойство кучковаться, строить заговоры против других. Особенно если это филиппинцы в возрасте, молодые всё-таки больше склонны идти на контакт. Я был на судне, на котором на палубе, кроме меня, работало 11 филиппинцев, им было очень легко: они могли просто не разговаривать со мной на английском и подставлять перед начальством. Про индусов все говорят, что они ужасно воняют — надо сказать, что после рабочего дня мы все, наверное, не благоухали, но у индусов действительно какой-то особый запах.

Русским в море очень свойственна дедовщина. Стоит ему доработаться до самого мизерного офицера, он уже ходит и всем указывает, что делать, хотя ему по должности не положено. Кстати, такой национальный состав подразумевает, что английский язык ты на судне не выучишь. Так что и второе моё представление тоже неверным было. Там такие разговоры :«Ми ноу хэв!», «Вот ю гат». Если ты используешь конструкцию have been — тебя уже не поймут. Конечно, проблема не столько в национальности, сколько в том, что в моряки идут люди с довольно низким уровнем культуры.

О работе

Владеют суднами богатые украинцы, русские или европейцы. Кстати, если судно европейское, немецкое например, то экономить на всём будут ещё больше, чем на русском или украинском. Дают дурацкую еду, комбинезон рвётся через неделю, весь дырявый. Команда очень маленькая, так что работать приходится так много, что даже в душ не успеваешь сходить. Начинающие матросы с 8 утра до 6 вечера драят палубу. Отбивают ржавчину, замывают от соли, надстройку внутри моют. Есть большие судна, которые совершают длинные переходы через Атлантику по 20 дней. Там — рутинная работа. Есть судна поменьше, на котором работал я. Они как почтальоны ходят по Европе, в день может быть по три порта.

Это значит, что ты с 8 утра до 10 драишь палубу, потом готовишься к входу в порт, таскаешь длинные тяжёлые канаты, которыми привязывается корабль. Потом стоишь вахту то на трапе, то в грузовом отсеке. То есть как охранник следишь, чтобы на корабль никто не зашёл, или проверяешь документы на груз, следишь, чтобы не было повреждений.

Ты матрос, ещё молодой, но на тебе уже ответственность. Если погрузят контейнер помятый, а ты не сообщил об этом, не составил специальный акт о повреждении, то тебя могут списать и за свой счёт отправить с другого конца мира домой. Потому что эти контейнеры стоят очень дорого, внутри ценный груз. Потом ночью тебя могут поставить на вахту на капитанском мостике. На маленьком пароходе из-за такого расписания я часа 3-4 спал каждый день.

Вообще по нормативам у тебя должен быть сон и еда по чёткому расписанию, но если будешь качать права — тебя просто спишут по каким-то формальным причинам. Один раз я сказал начальнику, что не должен чего-то делать, потому что это не входит в мои должностные обязанности. Подошёл старпом и вежливо так спрашивает: «Олег, что такое? Не надо выебываться, мы тебе можем такую характеристику написать, что ты никогда в жизни работу не найдёшь. Если мы захотим тебя заставить — заставим, и не надо с нами идти на конфликт».

О столкновениях

Сейчас столкновений практически не происходит. Рулит авторулевой, на экране проложен маршрут, на телеграфе выставлена скорость, стоят алармы, если отклоняешься от курса — они звенят. Но мимо постоянно ходят пароходы, надо, конечно, знать правила движения на море, как вы знаете правила дорожного движения.

В землю мы врезаться не можем, мы ходим по проложенным маршрутам, а вот в другой теплоход — такая опасность есть. Может человек заснуть на вахте. Он по радару слева и должен тебя пропустить, но не уступает по какой-то причине. Ты ему звонишь, он не берёт трубку. А по правилам ты должен идти до последнего момента прямо и не предпринимать никаких действий. И только когда последняя миля остаётся, можешь действовать.

Но пароход — не автомобиль, его, например, нельзя быстро затормозить. Нужно сначала позвонить в машину, а если ночь, то они могут спать. Они должны снизить обороты двигателя, запустить его в обратном направлении. Поэтому остаётся отвернуть. То есть сделать так, чтобы он врезался не в центр, где находится машинный отдел, а, например, в нос корабля. Его можно заменить — срезать, поставить новый. Он не утонет.

Сейчас никто не боится ни штормов, ни айсбергов, ни столкновений. Зато появилась другая реальная опасность — пираты.

О пиратах

Мы были в Нигерии — стояли недалеко от порта, ждали своей очереди, чтобы войти и разгрузиться. А рядом с нами бункеровалось судно — нефть из танкера перекачивали на другое судно. Вдруг мы увидели, что к танкеру движутся небольшие рыбацкие лодки, только с очень мощными двигателями — пираты. С танкера стали подавать бедственные сигналы, кричать: «Пираты! Пираты!» Но мы не могли им помочь, а прибрежная полиция не торопилась. Пираты перерубили все концы, высадились в танкер, разграбили его. И только спустя 5-6 часов пришёл контроль, но ловить было уже некого. Все говорят, что они связаны с властями этих стран, вокруг которых грабят.

Я с пиратами сам не сталкивался — наши корабли были защищены: огорожены колючей проволокой, были люди с автоматами на судне.

Но вот корабль, на котором раньше плавал мой отец, захватили пираты, дали всем по морде, обокрали пароход, забрали капитана, стармеха и боцмана — и увезли в неизвестном направлении. Капитан был одессит, стармех — русский. За них ни выкупа не попросили, ничего. Всех остальных моряков потом с судна списали, компания не выплатила никакой страховки. О тех, кого украли, ничего не слышно.

Пираты довольно спокойно себя ведут. Такие чёрные голодные очень худые ребята. Они курят много травки, но действуют очень быстро . Подбираются к кораблю, закидывают кошки, забираются на палубу. Всех, кто пытается сопротивляться, убивают. Никто из моих близких не пострадал, но один мой знакомый видел человека, который сбежал от них на шлюпке. У них на корабле боцман начал сопротивляться, и его разрубили мачете. Тот парень немного свихнулся после этого — от страха, наверное.

О путешествиях

Иногда у тебя есть время выйти на палубу, посмотреть на закат. Часто рядом с кораблём плавают дельфины — они заплывают в зону перед кораблём, и поток воды несёт их вперёд — они так отдыхают. Видел огромных китов, в портах в Африке к нам забегали обезьянки. Но вот, в общем-то, и всё, что я видел. Сначала ты покупаешь себе крутую камеру и фотографируешь всё подряд. Но месяц на пятый ты про фотоаппарат забываешь. Устаёшь и привыкаешь к пейзажу.

Я был во всех европейских портах, заходил в Гану и Нигерию. Да, это удивительно и интересно: прибрежные бары, сторожи-негры в африканских портах. Но ты видишь не так много, и в основном не лучшую сторону страны. В припортовой зоне ведь в основном одна беднота.

Помню, сидел со мной на вахте негр и курил огромный косяк — я думал, такие только во взрослых мультфильмах бывают. Он показался мне отличным парнем, и когда он сказал: «My friend, can you give me chop-chop?» (а chop-chop — это у них «еда»), — я сходил и принёс ему свой ужин. После этого мы стояли в порту ещё около суток, и каждый раз, когда он меня видел даже издалека, он смотрел очень жалобными глазами и одними губами повторял: «Chop-chop».

Корабль предоставляет тебе возможность на чём-то сосредоточиться. Но чаще всего люди после тяжёлого дня сидят и смотрят телевизор на кухне. Там очень много филиппинских фильмов — они любят смотреть вестерны. У многих есть DVD-проигрыватели, они смотрят кино прямо в каюте. Я тоже до какого-то времени залипал в кино, пока не прочитал «Мартина Идена». После этого я скачал себе пособия по дизайну и несколько месяцев их штудировал. Сейчас я пытаюсь найти работу дизайнера, больше на судно я возвращаться не хочу. В офисе лучше.

источник


Самый сок!

Я думаю, про трагедию в Испании уже все слышали

Появилось видео катастрофы:


ссылка на ютуб

Вот так машинист наверстал 5 минут опоздания. По последним данным 78 человек погибли, еще более 140 получили ранения. Мда..


Самый сок!

Это всё заговор парламентского лобби

Пишет Dikiy_Dick: Это не пост борьбы с курением и не пропаганда. Это колыбель моей паранойи.

Хотя может и не паранойи, может быть все и так и есть, как мне кажется.

Последний год я курю парламент. Раньше, когда я курил честерфилд или мальборо (особенной разницы для меня не было), я мог курить любые другие сигареты, а то и не курить несколько дней и никак меня это не напрягало.

Но вот я начал курить парламент и через какое–то время заметил, что если моих сигарет нет, другие я курить просто не могу. Они кажутся мерзкими, вонючими и, главное, от них не накуриваешься. Остаться без сигарет даже на полдня для меня стало крайне проблематично.

Ну подумаешь проблема. Раньше курил мало, теперь много. С кем не бывает?
Именно так я сначала и думал, пока не начал обращать внимание как много людей курит этот самый парламент. Сравнительно дорогие сигареты (86 рублей) курят люди с абсолютно разным достатком. Часто встречаются даже те, кому и честерфилд не очень по карману. Однако они тоже курят парламент.

После этих наблюдений я еще сомневался. Думал, что я просто заостряю внимание на парламенте и не обращаю внимание на другие сигареты.
Когда на сигаретах начали печатать страшные картинки, первым делом я увидел их на парламенте. На других сигаретах я увидел их значительно позже. Да и сейчас чаще вижу картинки на пачках с парламентом. Как мне показалось, все дело в том, что парламент быстрее раскупают и поэтому новые пачки с парламентом появились раньше остальных.

Раскупают парламент действительно быстро. Очень часто приходишь в магазин и там есть что угодно кроме парламента. Правда ради справедливости отмечу, что последнее время такое случается все реже. Видимо товароведы поняли какие сигареты самые ходовые.

В ларьках и магазинах очень часто наблюдаю картину когда мои сигареты лежат у продавца под рукой. То есть чтоб дать мне парламент продавцу никуда тянуться не надо. Но если попросить другие сигареты, то он обязательно куда–нибудь за ними полезет.

И вот несколько дней назад, в очередной раз покупая сигареты, блок с которыми лежал прямо около кассы в гордом одиночестве, я спросил продавца:

— Почему парламент лежит около кассы, а других сигарет там нет?
— Да потому, что в основном только его все и покупают.

Тут я обрадовался подтверждению своих наблюдений и пошел в соседний ларек, за еще одной пачкой сигарет. Там мне ответили то же самое.

Так вот к чему я все это тут пишу? Кто–нибудь знает что за хуйню они добавляют в этот ебучий парламент, что после него другие сигареты курить невозможно, потребление сигарет возрастает чуть ли не вдвое при переходе на парламент и даже непродолжительное время без этого ебаного парламента напрягает так, словно уже целый день не куришь?


Самый сок!

Как всё устроено: Полёт в космос

Обычно в рубрике «Как всё устроено» представители разных профессий анонимно рассказывают о тонкостях своей работы. Космонавт — слишком почётная профессия, чтобы оставаться анонимом. О своей работе нам рассказал лётчик-космонавт Центра подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина, полковник ВВС Валерий Токарев.

О страхе

Я не сказал бы, что там страшно. Ты профессионал и адаптируешься к работе, поэтому тебе некогда думать о страхе. Я не боялся ни на старте, ни на спуске — у нас же постоянно фиксируются и пульс, и давление. На станции вообще через какое-то время чувствуешь себя как дома. Но есть щекотливый момент, когда надо выходить в открытый космос. Прямо-таки не хочется туда выходить.

Это как первый прыжок с парашютом. Вот перед тобой открытая дверь и высота 800 метров. Пока сидишь в самолёте и под тобой вроде какая-то твердь — не страшно. А потом надо шагнуть в пустоту. Победить в себе естество человеческое, инстинкт самосохранения. Такое же чувство, только гораздо более сильное, когда ты выходишь в открытый космос.

Перед выходом ты надеваешь скафандр, в шлюзовой камере сбрасываешь давление, но находишься ещё внутри станции, которая летит со скоростью 28 тысяч километров в час по орбите, но это твой дом. И вот ты открываешь люк — открываешь вручную, — а там темнота, бездна.

Когда ты на теневой стороне, ты не видишь ничего под собой. И понимаешь, что внизу сотни километров бездны, мрака, темноты и тебе из освещённой обжитой станции надо идти туда, где ничего нет.

При этом ты в скафандре, а это не деловой костюм, в нём неудобно. Он жёсткий, и эту жёсткость надо преодолевать физически. Двигаешься только на руках, ноги висят балластом. К тому же ухудшается обзор. А тебе надо перемещаться вдоль станции. И ты понимаешь, что если отцепился, то смерть неминуема. Достаточно на два сантиметра промахнуться, тебе может одного миллиметра не хватить — и будешь вечно дрейфовать рядом со станцией, а оттолкнуться-то не от чего, и тебе уже никто не поможет.

Но даже к этому привыкаешь. Когда выплываешь на солнечную сторону, становится видно планеты, родную голубую Землю, становится спокойнее, пусть она от тебя в тысячах километров.

О том, каких берут в космонавты

Космонавтом может стать любой гражданин России, подходящий под определённые требования. Это только первый, гагаринский, набор был из военных лётчиков, потом стали брать ещё и инженеров, и представителей других специальностей. Сейчас заявку в космонавты можно подать, имея любое высшее образование, хоть филологическое. А потом уже людей отбирают по стандарту: проверяют здоровье, проводят психологические тесты… В последнем наборе, например, только один лётчик.

Но в космос в итоге летят далеко не все, по статистике около 40−50 % из тех, кто прошёл обучение. Кандидат постоянно готовится, но не факт, что в конце концов полёт состоится.

Минимальное время подготовки — пять лет: полтора года общая космическая подготовка, потом полтора года подготовка в группе — это ещё не экипаж, ещё полтора года подготовка в экипаже, с которым предстоит лететь. Но в среднем до первого полёта проходит гораздо больше времени — у кого-то десять лет, а у кого-то и дольше. Поэтому юных и неженатых космонавтов практически не бывает. В центр подготовки люди приходят обычно уже в возрасте около 30, как правило, женатые.

Космонавт должен изучить Международную космическую станцию, корабль, динамику полёта, теорию полёта, баллистику… В наши задачи на орбите также входит вести съёмки, монтировать и отправлять на Землю сюжеты с борта станции. Поэтому космонавты осваивают и операторскую работу. И, безусловно, требования к поддержанию физической формы постоянные, как у спортсменов.

О здоровье

У нас шутят: космонавтов отбирают по здоровью, а спрашивают потом как с умных. Проблема здоровья даже не в том, чтобы пережить перегрузки, это не так сложно, как принято считать, сейчас даже неподготовленные люди летают в космос как туристы.

Но туристы всё-таки летают на неделю, а профессиональный космонавт проводит на орбите много месяцев. И мы там работаем. Это туриста на взлёте к креслу пристегнул — и всё, его задача — выжить. А космонавт должен работать, невзирая на перегрузки: и связь поддерживать с Землёй, и быть готовым взять на себя управление в случае отказов, — в общем, должен контролировать всё.

Медицинский отбор в космонавты сейчас, как и раньше, очень сложный. Мы проходили его в Седьмом научном испытательном госпитале ВВС в Сокольниках и называли это место «гестапо». Потому что там тебя насквозь сканируют, что-то заставят пить, что-то уколют, что-то вырвут.

Тогда модно было удалять гланды, скажем. Они у меня и не болели совсем, но мне сказали, что надо вырезать. И когда ты проходишь отбор, противоречить врачам себе дороже.

Потом смотрят меня дальше: «А давайте вам зуб удалим?» — а он коренной, только нерв оттуда удалён! А врачи посчитали, что в космосе может разболеться, и вырвали. Это единственный зуб, который мне вырвали за всю жизнь.

Хотя у некоторых было гораздо хуже. Многие лётчики просто боялись идти в космонавты, потому что многих из них после медосмотра списывали с лётной работы. То есть ты и в космос не летишь, и на самолёте тебе летать запрещают.

О первом полёте

Ты к нему долго готовишься, ты профессионал, всё умеешь, но ты же никогда по-настоящему не испытывал ощущение невесомости.

Всё происходит очень быстро: предполётное волнение, потом сильная вибрация, ускорение, перегрузки и тут — раз! Ты в космосе. Двигатели выключаются — и полная тишина. И одновременно весь экипаж всплывает, то есть вы пристёгнуты ремнями, но тело уже обезвешено. Вот тогда наступает чувство эйфории. За окном — ярчайшие краски. В космосе нет полутонов, там всё насыщенное, очень контрастное.

Сразу хочется всё ощутить, покрутиться в воздухе, поддаться чувству радости, но когда ты член экипажа, в первую очередь надо работать. Очень много всего происходит одновременно: надо следить за тем, как раскрываются антенны, проверять герметичность и так далее. И только после того, как ты убедился, что всё в порядке, можно снять скафандр и по-настоящему насладиться невесомостью — покувыркаться.

Опять же, кувыркаться опасно. Помню, опытные космонавты начинали двигаться очень плавно, а мы, новички, крутились-вертелись. А потом вестибулярный аппарат сходит с ума. И ты понимаешь, что с ним надо аккуратнее, потому что могут начаться приступы тошноты.

О запахах

Это ты на Земле добежал до туалета, а даже если не добежал — ничего страшного. А там, если промахнулся, всё это будет летать внутри в атмосфере. И надо будет собирать специальным пылесосом. Но запахи пылесосом не соберёшь. А атмосфера одна, и она портится.

Запахи на станции постоянно накапливаются, так что, когда первый раз туда прибываешь, чувствуешь себя не очень комфортно. Мы же там и спортом занимаемся, а форточку не откроешь, не проветришь.

Но человек к запахам привыкает очень быстро. Так что нельзя сказать, что всё время на орбите ты чувствуешь дискомфорт. Только первое время, когда открываешь люк корабля и вплываешь на станцию. Хотя ещё несколько месяцев назад время со старта до стыковки составляло 34 часа, так что атмосфера и на самом корабле успевала наполняться разными запахами и особой разницы не чувствовалось. Это сейчас летишь всего шесть часов, так что в корабле остаётся более-менее свежий воздух.

О невесомости

Первые дни сложно спать: голова не чувствует никакой опоры, это очень непривычно. Некоторые привязывают голову к спальнику. Никакие вещи нельзя оставить незакреплёнными: улетят. Но уже через неделю ты полностью привыкаешь к невесомости и живёшь в штатном режиме, вырабатывается распорядок дня: сколько спать, когда есть.

Ногами в невесомости ты не пользуешься вообще, некоторые мышцы атрофируются, несмотря на то, что каждый день ты тренируешься на специальных тренажерах. Поэтому и возвращаться на Землю гораздо труднее, чем улетать, перегрузка переносится сложнее.

А потом первое время на Земле ты всё не можешь привыкнуть, что надо нести вес своего тела. Там же пальчиком оттолкнулся — полетел. Передавать предметы товарищу не надо, кинул предмет — он полетел. Чем грешили некоторые после того, как полгода провели в космосе? Застолье, кто-то просит передать что-нибудь, рюмку, например. Ну космонавт и кидает рюмку через стол.

О международной космической станции

Станция, как и космический корабль, состоит из модулей. Это отсеки метра четыре в диаметре и не больше 15 метров в длину. У каждого космонавта есть свой уголок: ночью приходишь, привязываешь спальник, сам туда заплываешь. Рядом обычно плавает ноутбук, радио, чтобы можно было тебя, если что, быстро поднять.

Это похоже на общежитие. Ничего нет изолированного, даже каюты без ширмы, только в туалете можно немного уединиться. Хотя в американских кораблях полностью изолированные каюты.

Нахождение на станции не похоже ни на тюрьму, ни на больницу. Это просто твоя работа с конкретными задачами. Надо проводить эксперименты, уводить станцию от столкновения с мусором, поддерживать её работу, менять какое-то оборудование, если понадобится.

Считается, что космонавтов в экипажи тщательно подбирают по психологическим характеристикам, но это не совсем так. Если экипаж многонациональный, то каждая страна просто предоставляет своего человека. Во время подготовки врачи, конечно, наблюдают, как вы друг другу подходите.

Но мне с экипажами всегда везло. Некоторые космонавты после совместного полёта на Земле друг с другом не общаются, а я вот со всеми своими коллегами поддерживаю отношения.

Хотя в космосе эмоции, как и цвета, очень насыщенные. Они протекают сильнее, достаточно малейшего толчка — и сразу скандал. То есть главное искусство — искусство управлять собой. Как и на земле, в общем-то.

О смысле

Мой путь в космонавты был довольно последовательным. Я отучился в лётном училище, лётная работа мне нравилась, но хотелось постоянно испытывать новую технику. Тогда я отучился на лётчика-испытателя, испытывал новейшие самолёты палубного базирования — это когда тебе надо посадить свою машину на палубу корабля. При таких упражнениях пульс у лётчиков зашкаливает сильнее, чем когда влетаешь в зону боевых действий. Потом, когда я стал лётчиком-испытателем первого класса, я понял, что всё, выше в атмосфере не прыгнешь. И очень логично было пойти и полетать на космической птичке. То есть для меня это был последовательный путь. Это свойственно мужчине и космонавту. Хотя космонавты тоже бывают разные.

Ну а бога в космосе не увидать, это мы ещё от Гагарина знаем. Но могу вам сказать, что космос — живой. Когда ты там, через тебя проходит какая-то информация, надо только к ней прислушаться. Инопланетян мы не видели, но, когда побываешь там, есть твёрдое убеждение, что мы во Вселенной не одни, есть те, кто умнее и сильнее нас.

источник


Самый сок!