«Коммунизм — могила проституции»

55 лет назад, в 1959 году, Московский горком КПСС принял постановление о дополнительных мерах борьбы с проституцией. Поводом послужили издевательские публикации в западной прессе, которые описывали расцвет этого пережитка буржуазного строя в столице СССР.

6e33396b965ec2b52a061b1ff5e54f00

«Расстрелять и вывезти сотни проституток»

В отличие от дореволюционных времен, когда подавляющее большинство работниц секс-индустрии приходило в нее от нежелания зарабатывать более тяжелым трудом, в первые годы после прихода к власти большевиков основным стимулом к торговле телом был голод.

Большой американский друг советской власти Арманд Хаммер, сколотивший на особых отношениях с СССР огромное состояние, не без удовольствия вспоминал, что во время гражданской войны он мог заполучить в Москве любую самую красивую девушку, обменяв ночь любви на несколько пирожков — сущую мелочь, если считать в долларах, но целое состояние в голодающей столице большевиков.

Но это было только начало. С ухудшением экономической ситуации в рядах проституток оказывалось все больше представительниц всех слоев общества — от пролетариата до недобитого дворянства. Донесения низовых партийных органов в Москву начала 1920-х годов свидетельствовали о том, что в некоторых городах Сибири и Дальнего Востока большинство торгующих телом женщин — «шкрабы», школьные работницы, на ничтожную учительскую зарплату которых невозможно было прожить. А по мере закрытия фабрик и усиления безработицы, как докладывали в ЦК из ГПУ, «в пролетарских районах развилась массовая проституция».

В 1922 году петроградская милиция констатировала: «Все более или менее оживленные улицы города в вечерние и ночные часы кишат… женщинами, откровенно торгующими своим телом и обращающими на себя внимание вызывающим поведением». Точно так же обстояло дело и в Москве.

Развитию рынка немало способствовали и сами власти. Среди большевиков не наблюдалось единства в отношении к продажной любви. Сам вождь мирового пролетариата считал вопросы секса второстепенными на фоне приближения мировой революции. А с проституцией предлагал бороться излюбленным методом. В августе 1918 года Ленин писал в Нижегородский совдеп: «В Нижнем явно готовится белогвардейское восстание. Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов, навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров… Надо действовать вовсю: массовые обыски, расстрелы за хранение оружия, массовый вывоз меньшевиков и ненадежных».

В то же самое время отвечавшая у большевиков за социальную сферу нарком общественного призрения Александра Коллонтай писала: «Для классовых задач пролетариата совершенно безразлично, принимает ли любовь формы длительного оформленного союза или выражается в виде преходящей связи. Идеология рабочего класса не ставит никаких формальных границ любви».


В первые годы Советской власти практиковались самые радикальные методы борьбы с проституцией.

Видимо, не в последнюю очередь из-за этого идеологического разнобоя привлекавшиеся к борьбе с проституцией ведомства стремились как можно быстрее сложить с себя эту обязанность. К примеру, в ноябре 1922 года от этого последовательно отказались Наркомат труда и НКВД. И в результате искоренение «позорного пережитка буржуазного прошлого» оказалось в ведении куда менее влиятельного Наркомздрава. В этом ведомстве борьба с торговлей телом естественным образом свелась к выявлению и профилактике венерических заболеваний среди проституток и их клиентов.

«Мужчина выбирает по вкусу Марусю или Лили»

Формально, конечно, борьба с проституцией в стране продолжалась, но даже популярный в 20-е годы лозунг «Коммунизм — могила проституции» говорил о том, что власть не рассчитывает на скорую победу. В стране пытались создать сеть профилакториев для перевоспитания жриц любви. Но исправно функционировал только один из них — в Ленинграде. И в ознаменование успехов в его работе в 1929 году в Ленинграде на первомайскую демонстрацию вывели колонну перековавшихся проституток.


1 мая 1929 года воспитанницы лечебно-трудового профилактория для проституток выразили свою солидарность с остальными трудящимися ленинградцами

Но дальше этого дело не шло. Возможно, потому, что, по официальным данным, количество профессиональных, постоянно работающих на панели проституток в городах колебалось от нескольких десятков в губернских городах до нескольких сотен в столицах. И проституция якобы не представляла реальной социальной опасности. Кроме того, потребителями секс-услуг, по качеству и размаху возвращавшихся на дореволюционный уровень, оказалось немало партийных, советских и хозяйственных руководителей. И «поездки в номера» за казенный счет были достаточно распространенным явлением. А с развитием НЭПа была восстановлена и еще одна прежняя форма обслуживания солидных господ и товарищей — в задних комнатах магазинов одежды, где удовольствие клиенту доставляли понравившиеся им продавщицы.

Для чуть менее требовательных потребителей существовал аналог нынешних саун — частные бани. Для этих же категорий клиентов существовали бордели, но по сравнению с 1913 годом их число значительно уменьшилось, открывать их официально, понятное дело, не разрешали, а содержателей «тайных притонов» ловили и предавали суду. Поэтому местом знакомства проституток с клиентами чаще всего оказывались кафе, а для клиентов попроще — квалифицированных рабочих и конторщиков — чайные. Этот вид услуг с большой выгодой для себя использовали очень многие точки общепита.

Об одном из кафе в Ленинграде участковый докладывал: «Со времени открытия дела шли совершенно слабо. Публики было мало, а тут вдруг все сразу перевернулось, и поправились дела. Кафе было как кафе, но стало оно очагом проституции, и благодаря тому, что кроме пива и тому подобных вещей можно купить и женщину, публики стало видимо-невидимо… Собираются проститутки после 11 час. вечера. Полный разгар около 1-2 час. ночи. Приходит женщина как женщина, садится у столика, заказывает черный кофе и сидит с одним стаканом и озирает зал. Мужчина выбирает по вкусу, приглашает Марусю или Лили и т. п. к своему столику, угощает, разговаривает, сговаривается и, уплатив по счету, с дамой уезжает. Едут чаще всего на частную квартиру или к ней, или к нему. ‘Расплата’ происходит уже не в кафе, а по приезде на место. Внушающему подозрение дают понять, что деньги требуются вперед. Вот и вся картина. Юридически не придерешься».

Спрос низкооплачиваемых граждан страны Советов удовлетворяли кроме опустившихся до стояния на окраинных улицах профессионалок обитательницы пролетарских общежитий. В большинстве случаев представительниц класса-гегемона толкала на панель нужда. Работница на фабрике зарабатывала во второй половине 20-х около 20 руб. в месяц. А ценимые клиентами проститутки получали вдвое больше за одну ночь.

В 30-е годы считалось, что проституции больше не существует. Однако количество проституток в стране не уменьшалось. Торговля телом процветала даже в лагерях ОГПУ. В приказе по Беломорско-Балтийскому исправительному лагерю ОГПУ от 8 февраля 1933 года, к примеру, говорилось: «В результате чрезвычайно слабой культурно-общественной работы и недостаточного внимания к нуждам заключенных женщин в быту имеются даже такие ненормальности, как кражи, пьянство, картежная игра и проституция».

Услугами проституток пользовались и сами руководители госбезопасности. Есть немало свидетельств, что Берия, когда не находилось ничего лучшего, коротал время с известными московскими проститутками. Платил ли он им, неизвестно. А вот его зам, а затем министр госбезопасности Виктор Абакумов расплачивался сполна.

Люди с Лубянки культивировали и проституцию для иностранцев. Как рассказывала мне много лет назад одна немолодая дама, в молодости она работала в гостинице для интуристов. И какой-то симпатичный гость попросил ее на минутку зайти в свой номер. Как только она вышла, ее вызвали к курировавшему режим товарищу, который объяснил, что вообще-то ее могут и посадить. Но если она окажется понятливой, все обойдется. Заходить к иностранцам можно когда угодно. Главное — после этого написать, с кем, когда и как, с максимумом подробностей. Например, не склонен ли гость к странностям и извращениям.

А в годы Отечественной войны госбезопасность фактически организовала секс-обслуживание для находившихся в стране военнослужащих союзников. Противники на оккупированных территориях тоже не оставались без женской ласки. Правда, между оккупантами из разных стран существовала некоторая разница. Немцы загоняли женщин в бордели насильно. У итальянцев система была иной. Проявлявших инициативу дам осматривал военный врач-венеролог, выдававший им разрешение на работу — на их дом помещалась специальная табличка, разрешавшая солдатам и офицерам пользоваться услугами туземных проституток за плату.


Работницы притона в милиции

«Голос низкий, интимный, зовущий»

В послевоенные годы, как и после гражданской войны, размер рынка секс-услуг регулировала экономическая ситуация. Официально проституция не существовала, но власти были вынуждены применять неординарные меры для ее обуздания. К примеру, в 1957 году для борьбы с гостиничными проститутками было введено правило, запрещавшее посторонним находиться в номерах после 23 часов. К дамам, торгующим своим телом, стали применять меры общественного воздействия. Самой распространенной были стенгазеты, где помещалась карикатура на проститутку, указывалась ее фамилия и адрес. Кого-то, наверное, это смущало. Но большинство только радовалось бесплатной рекламе.

С середины 50-х, когда число приезжающих в СССР иностранцев стало измеряться десятками тысяч, в стране расцвела валютная проституция. О ее особенностях соотечественникам рассказывали многие иностранные издания. В 1959 году особенно подробно и потому обидно для московских властей описал эту сторону советской действительности корреспондент британской News of the World.

«Через несколько минут после того, как вы заняли комнату в одной из московских гостиниц,— говорилось в статье,— вам звонит по телефону обольстительный, нежный, низкий женский голос. Конечно, девушка на другом конце телефонной линии говорит с вами на русском языке. Поэтому вы, так же как и я, вероятно, сделаете предположение, что здесь какая-то ошибка.

Вы скажете: ‘Извините, но, по-моему, вы неправильно набрали номер’,— и положите трубку. Через несколько минут телефон звонит снова. На этот раз вы начинаете недоумевать.

‘Нет неправильный номер’,— говорит жалобный голос. Но это все, что она может сказать по-английски. Еще несколько подобных звонков, и вы обнаруживаете, что вы ведете какую-то игру с таинственным голосом. Вы все время говорите по-английски, а она продолжает отвечать по-русски. Иногда голос становится взволнованным и высоким, но в большинстве случаев он низкий, интимный, зовущий.

Поэтому вы спускаетесь вниз, и, если в гостинице есть кто-либо, кого вы знаете и кто знает Россию, вы спрашиваете его, что происходит. Вы узнаете, что голоса, которые вы слышите по телефону, стоящему у вашей кровати,— это голоса женщин, связанных с широко распространенной в Советском Союзе системой вызова девиц. Предположим, что у вас есть настроение и что вы можете произнести достаточное количество русских слов, чтобы договориться о свидании с одной из звонящих вам девиц. Поскольку с жильем в Москве трудно, вас не пригласят встретиться с девушкой в квартире. Вероятнее всего, что вам дадут номер такси и попросят найти это такси в определенное время в каком-либо определенном месте города.

На заднем сиденье машины сидит хорошенькая девушка. Вполне возможно, что она студентка университета. По внешности она напоминает западную девушку, какими они были примерно год-два назад. У нее будет вышедшая из моды прическа и длинная нитка бус. У нее подкрашены ресницы, на губах помада, нейлоновые чулки и каблуки-гвоздики. Ногти у нее длинные и покрыты лаком. Возможно, что она будет курить сигарету в длинном мундштуке.

Так одеваться в России стоит больших денег. Значительно больше, чем русская девушка может получить обычным путем, и, несомненно, значительно больше, чем получает студентка. Поэтому вы не удивитесь, что поездка с ней в такси за город будет стоить примерно рублей 150, что даже по сравнительно великодушному туристскому обменному курсу составит примерно фунтов пять. Но вам все равно придется найти примерно еще фунт, чтобы склонить шофера такси немного прогуляться и оставить вас наедине с девушкой, когда вы приедете в какое-нибудь уединенное место.

Водители такси говорят, что могут заработать за одну ночь, когда они возят девушек, больше, чем за целую неделю обычной работы, считая и заработную плату, и чаевые.

Не менее популярной среди ‘девушек, вызывающих клиентов’, является роль стенографистки. Они надевают роговые очки, берут в руки для вида портативную пишущую машинку и блокнот и безмятежно проходят мимо дежурных в гостиницах. Они идут якобы для того, чтобы выполнять свою секретарскую работу. При условии, что они выйдут из здания до 11 часов вечера, официально им, по-видимому, помешать не могут. В некоторых самых крупных гостиницах в России каждый вечер разыгрываются сцены из ‘Золушки’. Взволнованные девушки спешат уйти, прежде чем пробьет страшный час. Но я не слышал, чтобы кто-нибудь из них забыл туфельку».

Неменьшим откровением для властей в статье было то, что кроме валютных проституток в Москве есть и валютные сутенеры — ненавистные любому настоящему советскому человеку стиляги.

«Обычно,— говорилось в статье,— на них итальянского типа костюм: короткий пиджак, узкие брюки, ботинки с острыми носами и плетеные из ниток и мишуры галстуки. Обычно двое-трое стиляг сопровождают четырех-пятерых девушек».

Конечно же, ЦК поручил Московскому горкому принять строжайшие меры. И не в последнюю очередь поэтому комсомольские отряды начали безжалостную охоту на стиляг и появлявшихся с ними девушек. А вскоре Президиум Верховного совета РСФСР принял указ о борьбе с тунеядством. В число лиц, ведущих антиобщественный и паразитический образ жизни, попали и проститутки. Выполняя указ, к 1962 году милиция выявила в России 5119 проституток. И 1502 из них, как особо злостные, были отправлены на поселения в отдаленные места.

Меры принимались и в последующие годы. Но победить проституцию социализму было не под силу. А коммунизм так и не настал.

(c) Коммерсантъ


Самый сок!

Украинский народ — братскому российскому народу в тяжкую годину сумасшествия их президента

Небезразличные львовянки собрали кружевное белье для свои российских подруг, которые хотят передать через Сбербанк в российские города и села!

Особый комплект приготовили для Алины Кабаевой, чтобы та отвлекала ВВХ от негативной сублимации.

источник


Самый сок!

Кто сказал, что музеи — это скучно и неинтересно?

Акция под названием «Музей обещаний Януковича» началась 5 августа в Донецке. Об этом сообщает «Остров».

Палаточный «городок-музей» сторонники Донецкой облорганизации партии «Удар» решили расположить возле библиотеки им. Крупской, в самом центре города, чтобы все горожане могли наглядно посмотреть о количестве невыполненных предвыборных обещаний президента.

«Ни одно из базовых обещаний из программы Виктора Януковича не было реализовано. Президент обещал нам Украину для людей, а в действительности мы получили Украину для Ахметова, Коломойского, Фирташа», — заявил глава Донецкой облорганизации «Удара» Егор Фирсов.

«Украина принадлежит кому-то и не является собственностью украинского народа», — добавил он.

По его словам, на представленных 20 экспонатах четко прослеживается реальное положение украинцев, поверивших в предвыборные лозунги Янукович.

В частности, среди экспонатов есть муляж золотого унитаза, владение которым приписывают Януковичу. Акция продлится с 6 по 10 августа.

источник, фото (с) frankensstein


Самый сок!

Потому что дети — не игрушки. Это серьёзно

Пишет Egoritch: знаешь, %username%, а это круто — стать отцом не в 18, не в 20, а в 35.

После 11 лет брака, после того, как поменял сотню работ и уже лет 7 работаешь на одной. Когда покатался по миру и посмотрел то, что хотел увидеть. Когда ребёнок — это не «блядь, залетел», а «наконец то!». Когда четко видишь, как его воспитывать и понимаешь, что с высоты своего умения убеждать других людей поступать так, как надо тебе, ты и своего ребёнка сможешь понять и направить. Когда вспоминаешь, что первый аборт оплатил кому–то 18 лет назад. Когда ты не «перспективный молодой человек», а уважаемый профессионал своего дела. Не депутат, прости Господи, не ещё какой–то болтун–тунеядец, а просто любящий и хорошо делающий свою работу человек. И ребенок сразу автоматом становится очень ценен. Когда, присутствуя на партнерских родах видишь, какой ценой он дался жене. Когда слушаешь его угуканье на руках и понимаешь, что он взрослеет — ему уже 10 минут!

Блин. Наверное, так и надо. Не торопиться и потом, когда это случилось — просто млеть от счастья. Спасибо, у меня всё.


Самый сок!

От многих знаний — многие печали

Это начиналось с шутки. Четыре года назад житель Манхэттена Марк Штёкле одним воскресным днем наблюдал, как его 19-летняя дочь Кейт жадно поглощает суши с лососем, обильно смазанные васаби. В суши дочь разбиралась не хуже, чем он, биолог из Рокфеллеровского университета и орнитолог — в птицах. В тот день он рассказывал Кейт о том, что разные виды птиц можно различить всего по одному гену — гену дыхательного фермента. Структура этого гена у каждого вида уникальна, поэтому она может служить опознавательным знаком, который отличает конкретный вид животных от любого другого. Кейт, лениво жуя, спросила, сможет ли отец, если он такой умный, по одному гену отличить роллы с макрелью от роллов с угрем.

Уже через неделю Кейт с подружками вместо уроков биологии ходили по японским ресторанам, заказывали суши и собирали образцы: это было их совместное с Рокфеллеровским университетом полевое исследование. Полоски мяса в маленьких пластиковых колбах в фирменной упаковке экспресс-почты DHL — в таком виде образцы рыбы встречал студент Юджин Вонг в канадском Гуэльфе. В лаборатории он выделял из них ДНК и отрезал фрагмент, кодирующий дыхательный фермент, — ту самую «этикетку», по которой можно опознать вид рыбы.

Выяснилось, что четверть образцов не соответствует названиям. То, что продавалось как деликатесное мясо длинноперого белого тунца, альбакора, оказалось обычной искусственно выращенной тилапией, а икра летучей рыбы заменялась икрой корюшки. Все самозванцы в действительности стоят в несколько раз дешевле сортов, за которые их выдавали.

Неожиданно для себя Кейт стала автором самого шумного за долгие годы потребительского разоблачения: результаты ее исследования публиковала The New York Times и цитировал Time, а некоторые СМИ, например The Boston Globe, и сами провели подобные расследования, подтвердив выводы школьницы. Кейт не стала разглашать в прессе названия ресторанов, торговавших фальшивками, но добилась большего: спустя два года американское Управление по продовольствию и лекарствам ввело обязательное генетическое «штрихкодирование» морепродуктов. Теперь все поставщики рыбы обязаны проводить ДНК-тестирование своего товара и включать результаты в сопроводительные документы — несоответствие карается законом.

«Вокруг света», № 10, 2012


Самый сок!

Бьюсь об заклад, ответ — 42

Криптос — скульптура с зашифрованным текстом, расположенная перед центральным офисом ЦРУ в Лэнгли, штат Виргиния. Несмотря на то, что с момента установки прошло больше 20 лет, текст послания все еще далек от расшифровки. Мировое сообщество криптоаналитиков, наравне с работниками ЦРУ и ФБР, за все это время смогли расшифровать только первые 3 секции. До сих пор не расшифрованными остаются 97 символов последней части.

Самый сок!

Какой президент — такие и гости

Когда Янукович изображает из себя политика — всегда получается какая-нибудь смешная фигня 🙂 В этот раз «Анной Ахметовой» не обошлось. Помните, с утра был пост о встрече Януковича Белое Перо и вождя племени Лакота? Там в комментах ещё и специалисты по индейским племенам отметились. Так вот, встреча состоялась, и всё бы хорошо, если бы не одно но:

Представитель индейцев, с которым встречался Янукович, оказался обычным лохотронщиком?

На государственном уровне «индейских вождей», которые вчера встречались с президентом Януковичем, никто в Киев не приглашал. Согласно информации газеты The Kiev Times, они прибыли на предложение издания.

«Духовный лидер» Кауилани Кахалекаи (Kauilani Kahalekai), которую так поразила голливудская внешность Януковича, оказалась все-таки с Гавайских островов. Еще пару лет назад соцсети именовали ее не столь высоким титулом: она фигурировала всего лишь как автор и исполнитель композиций в стиле фолк, которые исполнялись, в частности, на «гавайских свадьбах». Среди состоятельных американцев свадьбы в «народном» гавайском стиле популярны не первое десятилетие.

censor.net.ua

Как правильно заметил мой френд sasha2605:
Риторический вопрос «могло ли быть иначе?» мы задавать не будем — в конце концов, у нас уже есть опыт с лыжным инструктором и миллиардом долларов…

Самый сок!